Пятница, 25.05.2018, 23:46 | RSS | Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
СКВРиЗ [17]Работа с молодежью [4]
Вера [27]Новости Крыма [3]
КИАЦ [9]ИСТОРИЯ КАЗАЧЕСТВА [64]
Праздники [8]ХКО "ЯЛТИНСКОЕ" [36]
Новости и СМИ [23]ВИДЕО [9]
МУЗЫКА [24]
Поиск
Вход на сайт
Календарь
«  Октябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Икона Дня
Календарь
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта


Главная » 2016 » Октябрь » 8 » Легендарный Донской Атаман Осип Петров
15:43
Легендарный Донской Атаман Осип Петров

– Братья, атаманы молодцы! – тихо начал он. – Милостив Бог, но и он, видно, отвернулся от нас, нет сил более, сидеть в крепости, нечем держаться, нечего есть, неоткуда ждать помощи. Только мы сами можем найти путь к спасению. Я предлагаю ночью прорываться на Казачий остров, к Монастырскому и Черкасскому городкам! Все согласились и тихо разбрелись по домам. Вечером отслужили молебен в церкви Николая Чудотворца... Проникновенно-торжественно звучал ясный голос иеромонаха-запорожца, тихо молились казаки, шепча слова молитвы и прощения: «Простите нас, леса темные и дубравы зеленые. Простите нас, поля чистые и тихие заводи. Простите нас, море синее ц реки быстрые. Простите нас, море Черное. Простите нас, государь наш, тихий Дон Иванович. Уже нам по тебе, атаману нашему, с грозными войсками не ездити, дикова зверя в чистом поле не стреливать, в тихом Дону Ивановиче рыбы не лавливать...» Горячо молятся казаки, тихо мерцают на небе звезды, всплескивается рыба в Дону, что-то будет завтра? Заглянуть бы туда, но никому не дано знать свою судьбу, все в руках Божиих. 
Рано утром в удивительной тишине нестройные колонны казаков бесшумно выскользнули из развалин Азовской крепости. Предутренний туман медленно поднимался от тихих вод Дона, скрывая белым саваном огромный турецкий лагерь. Все ближе и ближе к врагу... Тишина... Только вдали слышался неясный топот уходящих людей и коней. Турки уходили!

Огромная радость всколыхнула обессиленных казаков, дав им новые силы. Приободрившись, они ринулись на оставшиеся колонны турок, сея панику и смерть. В союзе с казаками была, казалось, и природа: на турецкий флот, стоявший в Ейском лимане, налетел страшный шторм и разметал басурманские корабли. Сорок каторг с хлебом и другими продуктами мощными волнами были выброшены на берег и достались казакам. 
... Осень вовсю гуляла на донской земле, обильно поливая ее холодным дождем, а в душах казаков цвела весенняя бурная радость: они победили в немыслимо трудной борьбе! 
По предложению Осипа Петрова в Москву была отправлена казачья станица с предложением к государю принять Азов в состав государства Русского. Но Михаил Федорович, посоветовавшись с Земским собором, отказался, боясь большой войны с Турцией. Казаки со слезами покинули Азов, перенося столицу в Черкасский городок. 
Осип Петров, уступивший пост войскового атамана Ивану Каторжному, вместе со всеми казаками пережил тяжелейшие для них 1643-1645 гг., когда турки сделали серьезную попытку «сбить казаков с Дону». 
В феврале 1648 г. больной и изнуренный старыми ранами Осип Петров предпринял с семьей поездку на богомолье в Соловецкий монастырь поклониться почитаемым казачьим святым Зосиме и Савватию. 
В дальнейшем его имя часто встречается в документах того времени вплоть до 1662-1663 гг., когда Осип Петров вновь исполнял нелегкую должность войскового атамана. 
Год его смерти неизвестен, а похоронен он, как и сотоварищ его Наум Васильев, на Ратном кладбище Черкасского городка (ныне станица Старочеркасская).

Из книги Михаила Астапенко «Донские казачьи атаманы»


На следующий день турки начали штурм. Огромная масса янычар, спагов, иноземцев, служивших в султанской армии, с музыкой и барабанным боем ринулись на стены крепости. 
В городе стояла зловещая тишина. Турки, приставив лестницы, стали взбираться на стены. 
- А мы им все молчали! – говорил, вспоминая те мгновения, Наум Васильев. И когда турки заполнили все проходы через ров, сгрудившись во многих местах, раздался залп из всех пушек крепости. Заряженные «сеченым железным дробом», они буквально в клочья разнесли передовых атакующих янычар. Перешагнув через убитых товарищей, следующие линии турок сумели прорваться в крепость, торжествуя победу. Однако внутри города на них обрушились заранее приготовленные корзины с камнями, то и дело взрывались подземные минные галереи в местах скопления турок, унося сотни жизней.

Захватив одну из каменных башен, турки стали закрепляться, сюда уже бежали сотни «воинов Аллаха», и тут казаки взорвали заложенную под башней мину... Из этого ада в турецкий лагерь выбралось несколько десятков полуослепших и оглохших янычар, их вид был ужасен...

Рукопашный бой в крепости шел до трех часов ночи, дрались при свете факелов, при грозных вспышках пушечных выстрелов. Наконец, турки, не выдержав напряжения боя, отступили, надеясь в последующие дни непременно захватить Азов. 
– То вам первая игрушка! – крикнул туркам с крепостной стены Осип Петров. – Мы еще как следует не разыгрались: мы только ружья свои прочистили! 
Первый штурм, проведенный турками по всем правилам военного искусства и с исключительным напряжением, которого не выдерживали лучшие войска тогдашнего мира, показал нечеловеческую выдержку казаков. Гусейн-паша решил изменить тактику, подвергнув Азов и его защитников беспрерывной бомбардировке.

Построив земляной вал и установив на нем «ломовые» орудия и мортиры, турки начали многодневные обстрелы Азова. Ядра, посылаемые в крепость, были начинены горючим веществом, которое продолжало долго гореть и после взрыва. Эти «огненные ядра» казаки считали самым большим злом для себя, однако и против них донцы нашли эффективное средство, выкопав подземные галереи в сторону противника за крепостной стеной.

Несколько дней турки вели беспрерывные обстрелы, а потом начали мощные атаки, шедшие одна за другой беспрерывно. По расчетам Гусейн-паши, это должно было изнурить казаков, ибо численно они значительно уступали туркам, которые мощно атаковали, сменяя друг друга. Но и здесь расчеты басурман не оправдались: казаки выстояли. 
...В адском напряжении шло лето. Наступил сентябрь. Дух казачий не был сломлен, но изможденные тела их отказывались служить. 25 сентября Осип Петров собрал всех способных держаться на ногах казаков на казачий Круг.


Принял должность войскового атамана в конце июня 1641 г., когда огромная султанская армия плотным кольцом обложила Азов.

Уверенный в быстрой победе, турецкий главнокомандующий Гусейн-Дели паша предложил казакам очистить Азов, грозя в противном случае вырезать всех, вплоть до грудного младенца. Достойный ответ на эту угрозу дал Осип Петров. 
– Ждали мы вас, гостей, к себе под Азов-город дни многия. Где, полно, ваш Ибрагим, турецкий царь, свой ум дел?.. Или у него, царя, не стало за морем злата и серебра, что он прислал под нас, казаков, для кровавых казачьих зипунов... И то вам, туркам, самим ведомо давно, что с нас по сю пору никто наших зипунов даром не имывал с плеч наших... Не запустеет Дон головами казачьими.

Кормит нас и поит наш свет тихий Дон Иванович, рыбой свежей и зверями дивными, а серебро, и платье цветное, и жемчуга белые, и камни дорогие, и девиц красивых себе в жены и всякий полон, то сами ведаете, и диковины разные и коней добрых добываем у вас... А нас, казаков, от веку в осаде живых не имывали. А красной хороший Азов-город взяли мы у царя вашего турского не разбойничеством и не тати-ным промыслом, взяли мы Азов-город впрямь в день, а не ночью". 
Турки молчали, слушая смелые речи казачьего предводителя. А Петров, как ни горько ему было признаться, вынужден был сказать, что на государевой Руси казаков не почитают: 
– Ведаем мы, какие мы на Руси в Московском государстве люди дорогие, ни к чему мы там не надобны... А государство Московское многолюдно, велико и пространно... А нас на Руси не почитают и за пса смердящего. Отбегаем мы ис того государства Московского, ис работы вечныя, ис холопства невольного, от бояр и от 
дворян государевых... Кому об нас там тужить. Голос Петра зазвенел и пресекся. Но он быстро овладел собой и твердо закончил: "А се мы взяли Азов-город своею волею, а не государским повелением". Турки внизу возму-щенно роптали, а Петров, возвысив голос, продолжал: 
– А великий царь русский богат своим оброком и без того, чтобы покушаться на добро вашего султана турского. А если бы он приказал русским людям с одной токмо Украины, и то не мог бы укрыться ваш Ибрагим турский султан от руки нашего государя, не защитило бы его, царя турского, и море Черное. А Азов-город мы вам не отдадим, разве от нас его отнимет государь Михаил Федорович, да вас им, собак, пожалует". 
Атаман снова замолчал, посмотрел вниз: турки уже не роптали, а молча внимали его речам. Потом посланец Гусейн-паши крикнул: 
– Великий султан, да продлит Аллах его дни, предлагает вам, донским казакам, идти на службу! В злате-серебре жить будете! 
– Манить нас вам – лишь даром дни терять! – бросил Петров спокойно, а потом, возвысив голос, загремел: «А это ваш турский султан пишется равен Богу, но он по-прежнему, ваш смрадный царь, равен бешеной собаке. За ту его гордость спаситель наш – царь небесный – скинет его с высоты в бездну! А встреча и угощенье вам приготовлены. Милости просим. А пищи, оружия и фуражу у нас довольно, чтобы в честных людях остаться и у вас, басурман, ничего не брать!» 
Турки, понявшие, что вести переговоры с казаками бесполезно, молча и с достоинством двинулись назад. 
– Предупреждаем! – громыхнул напоследок Петров с крепостной стены. – Никаких переговоров о мире впредь вести не будем, а переговорщиков убьем.

Категория: ИСТОРИЯ КАЗАЧЕСТВА | Просмотров: 186 | Добавил: Черкас | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

Copyright MyCorp © 2018
uCoz